Журнал Взор. Индия, картины. Статьи по культуре и искусству, фотографии фотобанка, фото природы, фото пейзажи.
0

В СТРАНЕ БЕЛОГО ЛЕОПАРДА И КРАСНОЙ ПАНДЫ

ПОСТИЖЕНИЕ МИРА
Наталья Чекурова. Фото автора и Фотоагентства Издательского дома "Агни" ПУТЕШЕСТВИЕ
Журнал Взор. Индия, пейзажи, картины, фотографии фотобанка, фото природы, пейзажи.

О, Запад есть Запад,
Восток есть Восток,
и с места они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей
на Страшный Господень суд.


Редьярд Киплинг.
Баллада о Востоке и Западе.

 

СИККИМ - ДАРДЖИЛИНГ

Штат Западная Бенгалия - последний оплот имперской Англии на субконтиненте, куда после объявления Индией независимости съехались остатки бывших колонизаторов и где поныне живут их преуспевающие потомки, правда, уже в останках былой роскоши - фамильных усадьбах, почти повсеместно переделанных под отели средней руки или фешенебельные апартаменты. Два главных города штата - Дарджилинг и Калимпонг, возникшие изначально как форпосты - военные гарнизоны на границах Британской империи, впоследствии сыскали себе славу центра всемирно известных плантаций лучших сортов индийского чая. Кому-то из англичан в конце ХIХ века пришла в голову удачная идея попробовать выращивать чай на гималайском предгорье северо-востока Индии, и, как показало время, она оказалась воистину золотоносной. Климатические и природные условия этого региона просто идеально подходят для роста чайного куста, насыщая лист непревзойденным ароматом рододендронов, в которых утопают лесистые склоны гор, и наполняя его влажной прохладой снегов великого Гималайского хребта, приносимых на плантации северным ветром. Хранителем мира и покоя здешних мест слывет грозный бог, носящий имя своей пятиглавой обители - горной вершины Канченджанги, являющейся третьим высочайшим пиком мира.
Дарджилинг и по сей день хранит патриархальную уютность викторианского стиля, в которую стремительно окунаешься, как кэрролловская Алиса в кроличью нору, вместе с рычащим на последнем крутом подъеме джипом - и оказываешься на ратушной площади с городской башней и остановившимися еще в позапрошлом веке часами-курантами - непременным атрибутом всех колониальных поселений, с единственной на весь город будкой полицейского-регулировщика в центре, вокруг нее вихрем закручиваются события и пересуды городка.

До 1817 года Дарджилинг и Калимпонг принадлежали Сиккиму - буддийскому княжеству, чьи владения на тот период были более значительными и распространялись вплоть до Западного Бутана. Впоследствии Сикким уступил эти поселения Англии, сдав в аренду как горный курорт. Сейчас Дарджилинг, как и Калимпонг, - главные ворота для въезда в Сикким, в третьей четверти теперь уже прошлого столетия ставший полноправным штатом, входящим в Индийский Союз на правах автономной территории. Бархатный ковер чайных плантаций, напоминающих издалека изумрудный мох, покрывающий холмистое предгорье, и буддийские монастыри, яркими пятнами разноцветья молитвенных флажков нарушающих эту умиротворенность зеленого покоя, - вот причины, манящие сюда торговцев и путешественников.
Чайные плантации и туризм - главные статьи экономического дохода этого региона. Сорт изысканного черного чая, считающегося лучшим в мире, который мы знаем под объединенным названием "Дарджилинг", на самом деле представляет собой три самостоятельных вида: китайский джат (Сhina Jat), китайский гибрид и гибридный ассам. Это и один из самых дорогих сортов: мировой рекорд стоимости до сих пор принадлежит чаю с плантации Калстона, который был продан несколько лет назад на аукционе за астрономическую сумму - 450 долларов США за килограмм. Такие распространенные здесь сорта как Flowery Orange Pekoe (FOP) или Broken Orange Pekoe (BOP) выделяют по качеству и длине листа в процессе переработки. Слово "pekoe" происходит от китайского "pa-kho" и означает мягкий пушок на щеке ребенка, который напоминает нежную опушку внутренней стороны молодого чайного листа, появляющуюся, когда куст дает побеги. За сезон сбора урожая, длящийся с марта по декабрь, молодые ростки бывают дважды: ранней весной и перед началом летних муссонов. Второй сбор считается лучшим. Чай, собранный после дождей, - более низкого качества, и, наконец, последний сбор - осенний марочный чай.
Торговцы чайных магазинчиков, в изобилии выстроившихся вдоль на одной из главных улиц Дарджилинга - Ладен Ла Роуд, прекрасно осведомлены, на какой плантации в этом сезоне отменный сбор, и своевременно стараются заключить договор с ее владельцем на эксклюзивную поставку чая в свою лавочку. Такие магазинчики обычно продают чистые несмешанные сорта, а сам процесс превращается в целое театрализованное представление. Продавцы, блистательно демонстрируя все достоинства чайного листа, с виртуозной артистичностью упаковывают его в золотую фольгу, и вам ничего не остается сделать, как с радостью купить этот аккуратнейший сверточек, о чем, вернувшись домой, вы никогда не пожалеете.
Буддийские монастыри, общим числом более 200, относящиеся в основном к двум старейшим школам тибетского буддизма - ньингмапа и кагьюпа, в изобилии разбросанные на склонах гор и в черте города, - вторая причина интереса иностранных туристов к этому региону Восточных Гималаев.
Третья - возможность совершить разной степени трудности трекинги и альпинистские восхождения на территории Сиккима, славящегося своим уникальным природным ландшафтом. Благодаря муссонам, несущимся от Бенгальского залива и стремительно врывающимся в Гималаи, гигантским стенам гор и крутым лесистым склонам, омываемым быстрым течением рек Тиста и Ранжит, в этих местах удивительное разнообразие растительного и животного мира. Низкие склоны гор изобилуют орхидеями, насчитывающими здесь более 300 дикорастущих видов, а в лесах яркими изумрудными брызгами зелени радуют глаз заросли кардамона. На больших высотах муссоны застилают туманом огромные полосы покрытых лишайником лесов, где бесчисленные разновидности рододендронов ковром покрывают склоны, а меж ними гигантскими грибами высятся магнолиевые деревья. Еще выше, почти на границе Тибетского плато, растут карликовые рододендроны, служащие топливом для пастухов яков. Везде в Сиккиме, в лесах и на снежных склонах гор, водится неуловимый снежный леопард, а в джунглях, покрывающих холмы, можно встретить редкий исчезающий вид - красную панду, ставшую уже в давние времена государственным символом княжества.
Усилить ощущение реальности "путешествия в прошлое" вам поможет еще одна местная достопримечательность Дарджилинга - узкоколейная железная дорога, построенная англичанами в 1839 году и слегка напоминающая пионерские железные дороги из нашего детства, правда, в отличие от них, прекрасно сохранившаяся до наших дней! Узкоколейка связывает Дарджилинг со станцией Силигури, куда прибывает основная масса иностранного люда на поездах из Дели, Калькутты, других индийских городов и штатов. Игрушечный поезд ходит один раз в сутки, и дорога на нем из Силигури в Дарджилинг занимает уйму времени, почти шесть часов, против 2,5 часа на джипе, но можно с уверенностью сказать, что это путешествие в антураже киплинговской Индии запомнится надолго. Если даже вам и не посчастливилось прокатиться на поезде, то скорее всего, посещая буддийский монастырь, расположенный рядом с железной дорогой, вы станете свидетелем этого незабываемого зрелища - прибытия состава на станцию Гхум. Откуда-то из небытия в медленно нарастающем грохоте, изрыгая облака иссиня-черного угольного дыма, мимо вас проносится паровоз, маленький, но настоящий, с такими же игрушечными крошечными вагончиками, откуда тебе радостно машут руками и платочками, и этот миг такого неожиданного и сладостного счастья уже никогда не забудешь…

Обязательно посетите единственный в мире Музей Эвереста, входящий в комплекс Гималайского института альпинизма (Дарджилинг), хранящий реликвии тех, чьи человеческие качества являются символом отваги, упорства и стойкости, и прикоснитесь к трогательной и полной драматизма истории покорения высочайшей вершины планеты. Первым директором музея и его основателем был шерпа Тенцинг Норгэй, взошедший вместе с сэром Эдмундом Хиллари на Эверест в 1953 году. Узенькая тропинка напротив от входа в музей приведет вас к мемориальной ступе, где теперь уже хранится прах Тенцинга Норгэя, долгие годы передававшего свой опыт альпинистам в подготовке новых восхождений.
И хотя Гималаи сами по себе - чудо, созданное природой, находясь в этих местах, невозможно отрешиться от ощущения, что и сама Индия - страна чудес, где можно увидеть то, чего больше не увидишь нигде. Это ощущение сделалось явью, когда, благополучно миновав перевал, я оказалась в Малом Тибете - горном районе, носящем название Ладакх.


СЧАСТЛИВАЯ РОДИНА

Пожалуй, только еще один регион Индии может поделить с Сиккимом славу исторического перекрестка событий и судеб человеческих, столь же удаленный и загадочный - Ладакх, находящийся на противоположном северо-западном отроге Гималаев. Людей, оказавшихся здесь, в Сиккиме, чьи имена навеки запечатлены в хрониках и энциклопедиях, оказалось так много, что их простое перечисление явно превысит рамки этой статьи. Прославленные йогины и безвестные отшельники, знаменитые путешественники и миссионеры, писатели, художники, мистики и полководцы (один из них Френсис Янгхасбенд, возглавлявший военную экспедицию англичан в Тибет, впоследствии сам стал мистиком) - все были притянуты в Сикким магнитом судьбоносных встреч и знаковых событий. Хотя разгадка такой притягательности этой земли, возможно, кроется в таинственной истории создания самого княжества.
Sukh-im - "счастливая родина", именно так переводится название страны с языка бхутиа, тибетцев-переселенцев с Кхама, пришедших на землю Сиккима, когда ею управляли местные вожди лепча. Никто не знает, когда лепча (или ронги, как они сами себя называют) заселили эти земли, возможно, они прямые потомки племен индо-бирманской группы - нагов, издревле ее населявших. Буддизм, распространившийся с Тибета в XIII столетии, приобрел своеобразные сиккимские формы четырьмя веками позже, когда в 1642 году и произошло фактическое образование княжества при весьма необычных обстоятельствах.
Доподлинно известно лишь, что с трех сторон света: севера, запада и востока, со стороны Тибета в Юксум - впоследствии ставшего первой столицей Сиккима, прибыли три ньингмапинских ламы и, образовав священный триумвират, короновали Пхунтсока Намгьела из Гангтока как первого Чохгьяла, провозгласив его подлинным королем Дензонга, как тогда называли Сикким тибетцы. Выбор будущего короля был сделан оракулом, к которому ламы обратились с просьбой о помощи найти достойного, могущего способствовать распространению буддизма на этой земле. В знак непреложности происшедшего и в ознаменование провозглашения буддизма государственной религией княжества главный лама Лхатсун Ченпо оставил на камне, лежащем у подножия коронационного трона, отпечаток своей ступни (который можно увидеть в Юксуме и сегодня).

Лама Нгадак Семпа Чемпо, один из трех основателей Сиккима, известный своими духовными подвигами, принес с собой будущую святыню княжества - чудесный сосуд Бумпу, хранящийся до сего дня в одном из его старейших монастырей Ташидинге и являющийся центральным персонажем ежегодного фестиваля Бумчу. Во время этой церемонии, весьма значимой для всего Сиккима, дается пророчество для страны на ближайший год. Дата свершения таинства приходится на пятнадцатый день (точнее ночь) лунного календаря, следующий за празднованием Лосара - тибетского Нового года. В определенный астрологом час, когда луна замирает строго над центром покатой крыши главного зала монастыря Ташидинг, настоятель торжественно вскрывает запечатанную с прошлого года Бумпу и по уровню священной воды дает предсказание на следующий год: если остался неизменным - никаких потрясений не будет, если повысился, что само по себе невероятно, ведь сосуд весь год хранится запечатанным, - ждите благих вестей, понизился - беды не миновать…
За день-два до указанного события к монастырю начинают собираться все, кому это небезынтересно: торговцы, монахи с других мест и паломники. Часто все эти роли счастливо уживаются в одном человеке. Здесь будет уместно вспомнить строки из книги ламы Анагорики Говинды "Путь белых облаков", где он, характеризуя тибетцев, пишет: "...И тибетцы, несмотря на веру в сверхъестественные и трансцендентые силы, проявляют изрядную долю здравомыслия как в обычной жизни, так и в методах религиозного обучения. Они на редкость практичны, и в их религии отсутствуют мрачность и стремление к самоумерщвлению". И это абсолютная правда, поскольку уж в чем-в чем нельзя было заподозрить оказавшихся здесь, так это в желании наложить на себя какую-либо форму аскезы. Все подступы к монастырю устланы самодельными скатертями-самобранками, заполненными всевозможной снедью, от аппетитного вида которой просто не захочется поститься, а в придачу тебе еще и предложат втридорого традиционный набор любой монастырской лавочки: буддийские молитвенные флажки, ароматические палочки и ритуальную утварь. Ближе к полуночи начинается шевеление в рядах паломников, до этого безмятежно семейными группками располагавшихся на определенном удалении от главного зала монастыря - дукханга. Возникшая суета связана с попыткой оказаться как можно ближе к входу в дукханг, откуда и будет производиться торжественная раздача святой воды из Бумпы. Поэтому самые "предприимчивые", стараясь загодя оказаться первыми, образуют некое подобие очереди. В тот год луна оказалась в "нужном" месте в 2 часа 10 минут пополуночи, и вскоре отворилась боковая дверь дукханга, пропуская внутрь высокопоставленных гостей: потомков княжеского рода Чохгьялов и высокие чины администрации штата и полиции.
Здесь надо сделать маленькое отступление и немного рассказать об истории сиккимского княжеского рода, насчитывавшего двенадцать Чохгьялов, и в особенности о его двух последних представителях. После получения Индией независимости в 1947 году одиннадцатый Чохгьял Таши Намгьял вплоть до смерти в 1962-м, подобно своим предшественникам, проводил реформы и духовные преобразования, стараясь предотвратить распад королевства. Его старший сын, законный наследник княжеского трона погибает в авиакатастрофе и преемником становится младший сын - Палден Тхондуб Намгьял, волею судьбы получивший титул крон-принца. Когда в 1959 году выпускница престижного Бруквильского колледжа Хоп Кук приехала на каникулы в Дарджилинг, то и представить себе не могла, чем обернется для нее это путешествие. Разве можно было предположить, что встреча с крон-принцем Сиккима навсегда изменит ее честолюбивые планы о карьере на Манхэттене, и более того, впоследствии она сама невольно станет причиной политических изменений в этом регионе. В том далеком 1959-м Палден и Хоп просто любили друг друга и ждали того радостного момента, когда астролог сообщит им благополучный год, месяц, день и час их бракосочетания. Этой счастливой датой оказалось 20 мая 1963 года, когда Хоп Кук, подобно Золушке, превратилась в Хоп Намгьял, будущую гьялмо (королеву) Сиккима. Неважно, что впоследствии Хоп официально потеряла этот титул, когда большинством голосов на референдуме 1975 года Сикким был присоединен к Индии. Так или иначе, но эта пара смогла доказать всему миру, что случаются и у королей браки по любви, хотя и весьма редко! После изменения политического статуса Сиккима Хоп вместе с детьми вернулась в США. Впоследствии туда же перебрался и Палден Тхондуб, где и скончался от тяжелой болезни в январе 1982-го. Часть семейства Чохгьялов по-прежнему живет в уединении в Гангтоке и, сохраняя верность княжеским традициям, присутствует на всех важных религиозных церемониях и фестивалях.
Но вернемся к описываемым событиям, к тому моменту, когда приоткрывшаяся боковая дверь дукханга, одну за другой, начала пропускать внутрь важных персон. У меня, равно как и у тысяч паломников и иностранных туристов, собравшихся в эту ночь в Ташидинге, не было никаких шансов попасть в "святая святых". Во всяком случае, так казалось. Но тут вмешалась судьба. Именно по ее воле я оказалась рядом с заветной дверью, когда она уже стала закрываться, пропустив последнего именитого ламу. Совершенно бессознательно я втиснулась вслед за ним в дверную щель и была зажата между рукой охранника и пристенком. Да так здорово, что инстинктивно вскрикнула от боли. Реакция охранника оказалась непредсказуемой: с силой втолкнув меня в помещение, он с треском захлопнул дверь за спиной.

Мне пришлось изрядно поволноваться, когда я обнаружила, что кроме меня в зале больше нет ни одного европейца. Волнение усилилось, когда собравшиеся стали кидать на меня недоуменные взгляды. Но, слава Богу, дальше этого дело не пошло: вероятно, решили, что я приглашена кем-то из стоящих рядом.
Когда глаза постепенно привыкли к полумраку, я увидела в центре зала на возвышенном постаменте, закрытом бордово-красным шелковым покрывалом, шитым золотом, высокий резной серебряный сосуд с позолотой и чеканной крышкой, по форме немного напоминающий олимпийский кубок. Постамент с Бумпой располагался между двумя рядами буддийских монахов, сидевших на низких деревянных подмостках, накрытых узкими шерстяными коврами, в строгом иерархическом порядке возрастания значимости по мере приближения к алтарю. Главный лама, восседая на высоком ложе, по левую сторону от входа, держал в руках серебряный ритуальный сосуд-чайник с длинным носиком, откуда и наливал каждый раз несколько капель священной воды в сложенные горсточкой ладони паломника, страждущего благословения. К нему выстроилась очередь из именитых гостей, согнувшихся в почтительном полупоклоне, вслед за ними и я пристроилась в самом хвосте процессии. Удостоившись благодати один раз, я увидела, что некоторые пристраиваются в очередь повторно и подставляют под носик ритуального чайника не только ладошки, но и припасенные заранее всевозможные емкости для святой воды. Итак, сокровенное желание увидеть Бумпу осуществилось. Я тихонько выскользнула в предусмотрительно приоткрытую охранником дверь и пошла провожаемая откровенно завистливыми взглядами толпящихся снаружи паломников.
На следующий день было оглашено пророчество, не предвещавшее, к счастью, ничего дурного, а днем торжественная процессия во главе с настоятелем и Бумпой отправилась к реке, где священной сосуд в означенный час заполнился чистой водой, которая до следующего года должна храниться в запечатанной емкости до нового Бумчу. И так было, есть и будет до тех пор, пока живы на этой земле люди, хранящие традиции предков и их наказы.

Автоматические ворота, рольставни и шлагбаумы. Поставка и установка по Москве и Московской области.

Моя корзина

Товаров, шт.: 0
Стоимость, руб.: 0

Портреты русских писателей и поэтов. Набор открыток 10x15 см
Количество:
Самара. Набор открыток 10x15 см
Количество:
В розовых красках. Гельтс Л. Фото постер А3+
Количество:
Яковлева Е.П. Театрально-декорационное искусство Н.К. Рериха
Количество:
Иван Айвазовский. Набор открыток 10x15 см
Количество:
Альбом Самара
Количество:
Свет небесный. В.А. Росов. Этюды о картинах Н.К. Рериха. Альбом
Количество:
Шишкин Иван. Сосны, освещённые солнцем. Этюд. Репродукция B3
Количество:
Красное и белое. Гельтс Л. Фото постер А4+
Количество:
Шишкин Иван. Лесная заводь. Осень. Репродукция B3
Количество: