Журнал Взор - статьи по культуре и искусству. Художественные открытки, природа Русского Севера, Белозерск
0

ДОМОЙ, В БЕЛОЗЕРСК

ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Никита Кривцов, Белозерск - Москва ГОРОД
Природа -  Белозерск. Пейзажи, открытки, озеро, море, Спасо-Преображенский собор

Как из Москвы в Белозерск ни езжай, путь лежит через Череповец. Не то чтобы даль несусветная, но дорога не близкая и не прямая.
Вспоминаю, что когда-то по Шексне "Комета" ходила. Набираю номер городской справочной.
- Как к вам на пристань позвонить?
- А у нас нет пристани…
- Как нет? Ну не пристань, а куда "Комета" приходит?
- А она не ходит…
- Давно?
- Да уж несколько лет….
Теперь только по шоссе. Оно, правда, вполне приличное. "Раньше, когда дороги нормальной не было, так к нам ведь и не проедешь…" - потом услышу от кого-то в Белозерске. Отсутствие дорог - беда, но и спасение наших северных маленьких городов. Нехватка цивилизации компенсировалась и более слабым проникновением агрессивного бескультурья, церкви разрушались не так последовательно, не врывалась в них индустриализация, а с ней - типовая застройка в виде блочных пятиэтажек. Хотя где же без них?..
Местные автобусы - отдельный разговор. Череповецкий автовокзал, откуда ехал до Белозерска, - музей подержанной автобусной техники. Разномастные "Hyundai" и "Ssang Yong" с корейскими флажками и надписями, "Volvo" с пригородного маршрута в Стокгольме, неопознанной марки автобус с корпусом, сделанным в итальянской Брешиа. Ничего, ездят, и даже очень неплохо - особенно "Volvo", всё-таки тоже "северяне". Тут же масса такси - цена с пассажира такая же, как и за билет в автобусе. Только быстрее. Я, правда, не понял: это автобусы дорогие или такси дешевое?
Дорога пустынная и довольно живописная. Густые леса, деревень вдоль шоссе совсем мало, иногда с возвышенности можно видеть то тут, то там большие озера. На одном из таких озер, на острове Огненном, в бывшем Новозерском монастыре, знаменитая тюрьма для смертников, теперь - для отбывающих пожизненное. Прославилась съемками в фильмах, особенно в "Калине красной".
В автобусе примечаю парнишку, листающего атлас Вологодской области, - современного рюкзачника, каких встретить можно по всей России, особенно в глухих исторических местах. На следующий день столкнулся в музее с ним - единственным посетителем, кроме нас с сыном.
На указателях попадаются странные на слух, нерусские названия, например, Маэкса. Остались от вепсов, или, как в старину говорили, "веси". Самих же вепсов здесь теперь совсем мало, если вообще есть. Среди веси на Белом озере и поселился Синеус, брат Рюрика. В летописях это событие упоминается под 862 годом, тогда же, что и вокняжение самого Рюрика в Новгороде. Правда, первоначально Белоозеро - так город назывался до 1777 года - находилось совсем в другом месте, на северном берегу. Как писал Карамзин, там, недалеко от Киснемы стоял "Варяжский городок", где, видимо, селилась дружина. Мне, честно говоря, непонятно, почему Синеус направился княжить на Белоозере. И сегодня это - глухие места.

Природа -  Белозерск. Пейзажи, открытки, озеро, море, Спасо-Преображенский собор

Затем городом владели киевские князья, а в X веке, по повелению князя Владимира, он был перенесен на противоположный, южный берег, к самому истоку Шексны - сейчас здесь расположен поселок Крохино. А согласно преданию, первая церковь здесь сооружена Ярославом Мудрым.
Благодаря отдаленному положению край избежал татаро-монгольского разорения XIII века. Более того, образовалось самостоятельное Белозерское княжество, просуществовавшее полтора столетия. Но в 1352 году страшная моровая язва уничтожила почти всё население Белоозера, и город сменил свое положение во второй раз - его перенесли на 17 километров к западу, туда, где он находится и сегодня. А после постройки Череповецкого гидроузла, подперевшего Шексну, большая часть территории, на которой стояло бывшее Белоозеро, исчезла под водой. Проплывая сегодня по Волго-Балту, в Крохино можно увидеть лишь затопленную и разрушающуюся с каждым годом церковь, отмечающую исток Шексны из Белого озера.
Вообще с историей Белозерска до конца XIV века всё не совсем ясно. Некоторые считают, что еще до прихода Синеуса на северном берегу Белого озера существовал довольно крупный город. Другие оспаривают положение "второго" Белозерска у истока Шексны: согласно историческим свидетельствам, тот был окружен валами, а их следов не сохранилось. Любопытно и то, что на месте нынешнего, "последнего" Белозерска находился прежде некий город Карголом, который, из-за созвучия названий, в свою очередь, нередко путают с Каргополем…
Так что, хотя датой основания Белозерска и считается 862 год, следов древности тысячелетней давности искать в нынешнем городе смысла нет. Окраины встречают постройками советской эпохи. Зато в центре сохранились целые кварталы, выдержанные в стиле классицизма начала XIX века, - симпатичные и добротные особняки, принадлежавшие местным купцам и крупным чиновникам.
Дорога от автовокзала с плавным уклоном идет вниз. Тут же слева виден Кремль - вал с самой фотографируемой здесь надписью "Белозерску 1144" (каждый год ее не забывают обновлять), красный арочный мост через ров, купола собора за валом.
Обосновавшись на новом месте, город быстро богател и рос. У Белоозера скрещивались важные торговые пути, что способствовало его росту и процветанию. Сюда регулярно приходили на торговлю из крупнейших московских и верхневолжских монастырей, товары привозили купцы из Тверского княжества, из Новгорода.
При Иване III город был окружен мощным, километровой длины валом и деревянной крепостью с восьмью башнями, но до конца XVI века враги России, опустошавшие и разорявшие другие местности, не трогали этого края. Белозерье находилось в стороне. Однако укрепления не помогли в Смутное время: польское нашествие разорило город. А позже, в XVIII веке, с перенесением торговых путей на Балтику Белозерск постепенно начинает приходить в упадок.
…Впереди увидел озеро. День стоял пасмурный, вот-вот, казалось, пойдет дождь, но временами ветер рвал облака, и между них просвечивало что-то едва голубое. Озеро синее на фотографиях в альбомах и на открытках, было бело-серым - вот, наверное, откуда его название. Зато дальний берег светился синевой. Озеро шумело. Шум волн слышался на подходе к берегу. Хотя нет - город на само озеро не выходит. Вдоль всего берега идет обводной канал, через который кое-где перекинуты понтонные мосты - "лавы". На самом берегу, за лавой - внушительное металлическое строение в виде высокого помоста - бывшая лодочная станция. Поднимаюсь наверх. Брызги волн залетают и туда. Совсем как на море!
Чтобы барки, шедшие по старой Мариинке, могли избегать таких штормов, и был в 1840-е годы прокопан канал. Неподалеку обелиск в память о его открытии, на нем - бронзовая табличка с именем графа Клейнмихеля. Генерал от инфантерии, Пётр Андреевич являлся и главноуправляющим путями сообщения в середине позапрошлого века. Любопытно, что со своего поста уволен за злоупотребления по службе. Но канал, как и железную дорогу Петербург - Москва, построил. И главное, памятник с его именем, после разжалования, не убрали. Да и в советские годы как-то уцелел, хотя на нем и имя самодержца Николая I присутствует. Строительство канала оживило жизнь городка. Через него потянулись караваны судов в Петербург - с хлебом, салом и другими товарами. В Белозерске находилась так называемая "судовая расправа", которая решала споры между судовладельцами и бурлацкими артелями. С расцветом судоходства начался новый и последний расцвет города.
Со словами одного из посетителей Белозерска столетней давности: "Небольшой город очень богат церквями" не согласиться невозможно.
В первую очередь обращаешь внимание на церковь Всемилостивого Спаса, стоящую недалеко от берега канала. Ее купола и шатровая колокольня возвышаются над окружающими постройками и кронами деревьев и отлично смотрятся на фоне озера. Церковь эта возведена в первой четверти XVIII века, однако по архитектуре больше напоминает памятники предыдущего столетия. Она не действует, но сохранилась неплохо, и вблизи любоваться ею не менее приятно, чем издали, с валов, - особенно украшающими ее изразцами.
По другую сторону вала, в центре Кремля, крепко стоит Спасо-Преображенский собор построенный в 1668-1670 годах. В нем сохранился пышный иконостас XVIII века в стиле барокко, обильно украшенный резьбой и скульптурой. В Кремль из города можно попасть через кирпичный мост над рвом. Но если не подкатит к мосту автобус с туристами, то здесь малолюдно.
В Кремле - выставки и музеи, что-то о Шукшине и "Калине красной", что-то о местном поэте Сергее Орлове, что-то о белозерской фауне. Еще, кажется, была какая-то историческая экспозиция, судя по вывеске, чуть ли не мультимедийная. Я не поверил и не пошел. Не пошел, может, и зря, а не поверил - наверняка правильно сделал.
Зато подошел к берегу большого пруда, что расположился посреди Кремля. Уровень воды в нем выше, чем в Белом озере, и говорят, подпитывается он мощными ключами. На пруду - лодочная станция с катамаранами. На скамеечке лежит томик Ремарка. Вижу, как от пристани отчаливают два парня - они громко разговаривают, смеются и пьют из двухлитровых пластиковых бутылей пиво. Чей же Ремарк? Оттолкнув от причала катамаран, по мосткам навстречу мне идет девушка-лодочница. Конечно же ее!
К западу от Кремля лежит Ильинская слобода - сверху, с вала, она выглядит настоящей деревней. Вполне деревенскими улицы слободы смотрятся и вблизи. Меня там интересовала деревянная церковь Илии Пророка, которую не раз видел на фотографиях. Церковь старая, построена в 1690-1696 годах. Она немного покосилась, а небольшой крест над луковкой - явно не от нее.
На Русском Севере храмы часто ставили парами - зимний и летний. Ильинская была летней, неотапливаемой, зимним храмом служила каменная церковь Покрова Богородицы. Это ее развалины - кирпичные стены в окружении крапивы и лопухов - стоят рядом. Между храмами - мертвое голое дерево. Странно, как деревянная Ильинская уцелела? Хотя и она, видно, без помощи едва ли долго простоит. Вход на замке: в церковь, говорят, много лет как никого не пускают.
А Богородицкий храм уже давно вообще не церковь. Как мне сказали в музее, в ней в советские времена располагался катовальный цех. Я удивленно поднимаю брови, услышав незнакомое слово. "Валенки валяли", - объясняют мне. Потом, помню, этот редкий термин встретил в контексте промыслов вепсов. Может, местное слово? Производство валенок было связано с использованием воды, пара и серной кислоты - церковный кирпич совершенно разъеден, крошится прямо в руках…

Природа -  Белозерск. Пейзажи, открытки, озеро, море, Спасо-Преображенский собор

Обратно к гостинице иду по берегу канала. Вдоль него протянулся ряд одноэтажных зданий, выделяющихся контрастным сочетанием красных стен и белых деталей. Эти бывшие кузница, казармы и дом начальника канала были возведены, как и обелиск на противоположном берегу, в 1846 году, с началом движения судов. Они нарядные, но любоваться ими как-то не получается - все они или нелепо, кривобоко перестроены, или наполовину разрушены, хотя в одном или двух живут. Какой еще катовальный цех в них помещался? Но, скорее всего, валенки тут ни при чем.
Вспоминаю большой двухэтажный дом красного цвета с белыми резными наличниками, что стоит на боковой улице недалеко от гостиницы. Кажется, это его видел на фотографии десятилетней давности - красивый такой, да и теперь из окна гостиницы смотрелся вроде ничего. А вблизи… Сейчас бы я его снимать не стал. Про него служительница музея говорила мне: "Всё из-за людей. Такие живут, что дом приходит в негодность. А потом вообще спалят…" Для чего? По пьяни? По общей безалаберности или полному презрению ко всему окружающему? Или чтобы получить более комфортные квартиры? Не знаю. А насчет переезда - так это вообще большой вопрос: не видел я, чтобы строили здесь новое жилье… Хотя кто знает…
От Кремля вдоль рва вытянулись в сторону озера вереницей амбары - большие, почти черные от времени, живописные, особенно живописные среди окружающей яркой зелени. "Их тоже, боюсь, разломают или сожгут", - вспоминаю слова служительницы музея. А вот половину торговых рядов, сооруженных в одно время с каналом, разломали вполне сознательно. "Ну и что построили вместо них? - вопрошает пожилая женщина. - В магазине потолок провалился уже". А оставшиеся стоят, крепко. И в них тоже торгуют. В том числе шинами-дисками и "товарами из Европы" - сэконд-хэндом.
При этом город выглядит достаточно опрятным, как и его жители. Хотя в разговоре со мной некоторые из них и бросали что-то безысходное о своем городе,
в Белозерске не видно следов явного запустения и разрухи. Печальное же положение храмов и других построек - явление, типичное для России, живущей-то всё еще по советским правилам, заменяющим совесть, и Белозерск, среди прочих городков, возможно, смотрится даже лучше многих других.
На первом этаже гостиницы - сберкасса и ресторан, единственный в Белозерске. В него так ни разу не попал - то юбилей, то свадьба. Народ густо курил на крыльце. Почти не пьяный и не очень шумный.
Речь здесь немного нараспев, с ясным "о", с проглатыванием "е" в глагольных окончаниях ("отплыват", "приезжат"), с интонацией всегда немного вверх в конце фраз, словно скрывающей вопрос, и с любовью к частице "то". Особенно у женщин.
Читал где-то, что с давних времен Белое озеро называли Золотым дном - из-за рыбного изобилия. Особенно славилось оно снетком.
- Ловится? - спрашиваю пару - мужчину и женщину средних лет, что стоят с удочками.
Пожимают плечами, показывают на всякую мелочь в ведерке.
- А ваш знаменитый снеток?
- Нету его, уже сколько лет, - отвечает женщина.
- А завод вроде рыбоперерабатывающий у вас в городе есть?
- Да он на привозной рыбе работает.
- В Германии был, лет пятнадцать назад. Так вот там нашего снетка в банках видел в магазине. В последний раз… - вступает в разговор мужчина.
Иду вдоль канала на восток. Но уже не просто гуляю, а с конкретной целью. Есть в Белозерске еще один храм, который почему-то редко упоминается в путеводителях, но безусловно заслуживающий внимания - хотя бы потому, что таит в себе загадку.
Церковь Иоанна Предтечи, едва ли не крупнейший храм города, расположена недалеко от берега и немного в стороне от центра. К ней спускается улочка, но стоит она вроде как среди пустыря - вокруг безлюдно, высокая трава, кусты. Храм обезглавлен, крыша проросла березками. Но и в таком виде церковь не потеряла своей величественности. Сооруженная в 1810 году, она, судя по всему, является творением Баженова. По крайней мере, лет тридцать назад в Музее архитектуры в Москве был обнаружен альбом с принадлежащими нашему выдающемуся зодчему чертежами неизвестного здания: общий план, фасад и разрез этого сооружения оказались полностью идентичны белозерскому храму Иоанна Предтечи. Почему чертежи воплощены в жизнь лишь спустя десять лет после смерти Баженова и в таком далеком городке, как Белозерск?

Природа -  Белозерск. Пейзажи, открытки, озеро, море, Спасо-Преображенский собор

Известно, что Баженов был учеником архитектора Ухтомского. А княжеский род Ухтомских, оказывается, уходит корнями как раз в эти места. Нет, это никакое не предположение по разгадке тайны храма. Просто констатация любопытного совпадения, одного из многих, с какими постоянно сталкиваемся по жизни… Про корни Ухтомских узнаю в местном музее. Белозерье - родина еще и таких знатных фамилий, как Епанчины, Белосельские-Белозерские - к этому роду принадлежала, кстати, Зинаида Волконская. Вижу в одной из витрин фотографии Эдуарда фон Фальц-Фейна. А он-то какое к Белозерску отношение имеет?
- Родители матери барона, Епанчины, родом из Шолы, - объясняет смотрительница. - Приезжал недавно на землю предков.
Сейчас ведь глушь какая! А раньше? Но, может, раньше-то как раз и не было Белозерье глушью и захолустьем? Было родиной для стольких именитых людей. Но, главное, домой приезжал барон. И тут уже не важно: глушь - не глушь…
…Накануне отъезда решил подойти к еще одному храму города. Успенская церковь стоит в стороне от Кремля, в посаде, на холме. Древнейшая в городе, она, однако, меньше известна приезжим, да и на фотографиях ее увидишь реже других храмов - окруженную домами и деревьями, снимать ее довольно сложно. Поставлена она по указу Ивана Грозного: царь был в городе проездом и очень удивился, узнав, что здесь много богатых купцов, и нет ни одного каменного храма, чтобы по вечерам смотреть порно видео онлайн бесплатно. Говорят, в ней уникальный иконостас, со списками с творений Андрея Рублёва. Но увидеть всё это невозможно: храму нужен немедленный ремонт, его закрыли - находиться в нем стало опасно.
Но в церковной ограде людно. Неподалеку от Успенской стоит маленькая зимняя церковь Богоявления. Сейчас в ней и молятся прихожане. А время как раз вечерней службы.
Выходим из тесного храма и направляемся к воротам. Тут еще раз обращаю внимание на довольно свежую могилу у самого входа в Успенскую церковь.
"Кто-то, наверное, из священников здешних", - думаю я, остановившись на минутку и пытаясь найти имя на деревянном кресте.
- Подходите, помолитесь, - обращается ко мне старушка в белом платке, отбивающая поклоны над могилой. Я теряюсь, а она так ласково подводит ближе и так же ласково говорит:
- Давайте я молитву почитаю, а вы
к кресту прикоснитесь.
Бабуся, как она представилась, "бабушка Нина", каждый день приходит ухаживать за могилой.
- Это старец Анатолий, он как святой был.
Бабушка Нина знает, что его нельзя считать святым, поскольку официально он не канонизирован, и если это и будет, то еще нескоро… Но уверяет, что человек-то был необыкновенный. Быстро, как-то по-родственному рассказывает о старце Анатолии бабушка Нина. Как появился в Белозерске. Направлялся, говорит, в Великий Устюг, а настоятелю храма сказал: "Я домой пришел". Когда прихожанам открылся дар Анатолия к исцелению больных, неизвестно, но когда он слег, поток людей к нему в келью при храме, что настоятель ему отвел, стал нескончаем - каждый просил помолиться за него или его детей. И похоронили Анатолия при храме, приютившем его в последние дни жизни, как изъявил свое желание старец.
Бабушка Нина читает молитву, крестит нас.
- Мне тут хорошо, - признаётся она. - И вы почувствуете!
Рассказывает бабушка Нина об исцелении наркоманов, женщин, страдающих бесплодием, детей с неизлечимыми болезнями. Паломники на его могилу приезжают со всей Вологодской области, да и со всего Русского Севера… В холодную погоду она любит подержаться за крест - утверждает, что он теплый.
- А как бы я могла, старая женщина, иначе простоять у могилки и в дождь, и в ветер, и в мороз? Обниму его - и согрелась… Это наш последний святой. Недаром же сказал: "Я домой пришел", - говорит бабушка Нина, еще раз крестит нас на прощание и снова наклоняется над могилкой…
Попадая в такие места, как Белозерск, я тоже чувствую, что приехал домой, на родину. Я москвич. Но какие бы они ни были, города Русского Севера всё же больше похожи на Россию, чем Москва.

Моя корзина

Товаров, шт.: 0
Стоимость, руб.: 0

Портреты русских писателей и поэтов. Набор открыток 10x15 см
Количество:
Самара. Набор открыток 10x15 см
Количество:
В розовых красках. Гельтс Л. Фото постер А3+
Количество:
Яковлева Е.П. Театрально-декорационное искусство Н.К. Рериха
Количество:
Иван Айвазовский. Набор открыток 10x15 см
Количество:
Альбом Самара
Количество:
Свет небесный. В.А. Росов. Этюды о картинах Н.К. Рериха. Альбом
Количество:
Шишкин Иван. Сосны, освещённые солнцем. Этюд. Репродукция B3
Количество:
Красное и белое. Гельтс Л. Фото постер А4+
Количество:
Шишкин Иван. Лесная заводь. Осень. Репродукция B3
Количество: